Иногда местный автор задумывается над сакральным... А понимаем ли мы, что такое чудо? Или чудом мы считаем нечто положительное, которого ну никак не ожидали, но "оно таки произошло"? Живя в церкви и с "молитвой на ты", не превращаем ли мы многие термины в залежалую половую тряпку. И так нужен некто, вроде протоиерея Андрея Ткачева, который произнесет проповедь "с огоньком", вот чтобы пробрало, потому что "нечто попроще уже не доходит до сердца". Это то, о чем я иногда размышляю тихими звездными ночами...

Помню, когда я только пришел к вере, самые простые проповеди деревенского батюшки казались откровением с неба. Душа жадно откликалась на самые неуклюжие слова и выражения. Сегодня то ты стал культурным и от того или иного оборота новоиспеченного батюшки так и хочется стыдливо пробормотать "ах, какой мезальянс". Но тогда...
Помню, как я любил свой крестик. Я и сейчас его люблю, но тогда... мне хотелось прикасаться к нему снова и снова, проверяя, на месте ли мое сокровище. У меня теперь есть свой прекрасноликий ангел-хранитель, небесное существо. У меня теперь в друзьях-покровителях святые полки на блистающих серебром небесных конях.

Мое воображение рисовало мне юного гордого витязя с развевающимся багряным плащом за спиной и золотым мечом в руке на прекрасном скакуне. Димитрий Солунский теперь мой покровитель. Ох, и достанется же теперь мальчишкам из старших классов, которые захотят меня обидеть (а хотели!).

Чудо пело вокруг меня, кружилось в хороводе. По факту не было ничего чудесного, и даже мальчишки из старших классов никуда не делись. А чудо - было.

Повзрослев, мы теряем способность видеть чудо даже в том, что чудом по факту является. Помню, с каким наслаждением я посмотрел анимационный фильм (полнометражный мультфильм) "Полярный экспресс" про маленького мальчика, который перестал верить в рождество. Ах, на время детство вновь ожило в груди.

И причем здесь "выгорание молитвенников", спросите вы? Дело в том, что молитва по соглашению творит много чудес. Я, как организатор молитвы по соглашению "Доброуст", часто слышу о тех или иных чудесах. Настоящих чудесах. Чудесах примирения смертельно враждующих или чудесах внезапной материальной помощи погибающим в нужде. Или даже когда явно грешный и аду принадлежащий снится счастливый и говорит, что "его так хорошо кормят".

Молитва по соглашению в реалиях 21-го века странный конгломерат, друза кристаллов неправильной формы. Кто хоть раз в поисковой системе набирал запрос "Молитва по соглашению", тот неизбежно задавался вопросом - то ли это бизнес, то ли конкуренция разных храмов и систем, но при этом обвешанное реальными неподдельными чудесами, как новогодняя елка игрушками.

Чудеса стали щедро окружать меня, причем в обрамлении из ценников, ярких, явно направленных на маркетинг сайтов. Да и "Доброуст" я раскручиваю, пусть он и бесплатный, но... раскрутка молитвы. Странно звучит? А то. И в этих реалиях живем. Эх, где же вы, ясноликие небесные воины на могучих звездных конях? Мысли повзрослевшего мальчика о странном - позициях в поисковых системах да цифрах отчетностей.

Мальчик должен выжить!

И девочка во взрослой заботливой женщине тоже должна выжить.

Наши дети внутри нас просто обязаны выжить, иначе... Иначе мы утратим должную мотивацию на наш нелегкий молитвенный труд. Молитва по соглашению - зверски сложное занятие. Оно требует дисциплины и усидчивости. Хочешь, не хочешь, можешь, не можешь - надо. Ради многих. Ради любви, во имя Христа. Это сможет сделать только тот, в ком ребенок еще не умер и над которым бухгалтер еще не взял свой верх.

Каждый день читая отзывы о том или ином чуде, не надо забывать о том, что это - чудесно. Представьте. Иной, светлый мир... Золотым океаном сладкой любви залиты небеса. Серьезные, сосредоточенные лики святых (серьезные, потому что такие высокие переживания, это не "ха-ха" и не "ах..", это драгоценные переживания, а оттого глубоко-вдумчивые).

Мы поднимаем к небесам все выше и выше. Все прекраснее и прекраснее окружение. Все величественнее и могущественнее встреченные существа. Помню, Ефрем Филофейский однажды незадолго перед смертью своего старца Иосифа Исихаста открыл дверь некоему путнику и это был сам Архистратиг Михаил. Он пришел известить о дате смерти старца Иосифа. Ефрем писал - "при взгляде на него я ощущал одновременно страх и любовь". Высшие чины, высшие святые определенно могут внушать благоговение. Да, святость может быть грозной, высшие чины могут внушать благоговейный страх.

Но вот мы перед Богом. Его вид внушает трепет. Как будто вся вселенная всех смыслов, всех ответов - перед нами. Грандиозные чувства как перед дверью, за которой решается все. Как выход на главный экзамен. И вот именно Ему, к этому Свету Светов возносятся наши молитвы каждый день. Даруй благополучие, исцели, упокой... И... Он иногда говорит "ДА" на наши молитвы.

Если проследить всю дорогу нашей молитвы от квартиры до звездного престола, то это точно вызовет трепет. Ведь в каждодневном молитвенном труде мы можем привыкнуть к тому, что наше общение с Богом несколько похоже на работу с терминалом оплаты. Засунул туда некую бумажку, в ответ вылезла другая, действие совершилось.

Но... наступит и в нашей жизни главный час. Прочитаны тонны записок, Псалтырь вычитана бессчетное число раз. Вроде бы все это были достаточно однообразные и утомительные действия. Но встретят нас все, за кого мы молились и проводят нас к вызывающему трепет трону Всевышнего и будут ходатайствовать за нас. И пресветлые витязи, воины небесные назовут нас своими братьями...

Автор: Дмитрий Сиверс